Доступная вода

Антон Михальков

Генеральный директор ГК «Росводоканал»

«Потребитель не должен расплачиваться за проблемы неэффективного собственника».

Кабинет. Из обстановки ничего лишнего – рабочий стол с длинной приставкой для переговоров, компьютер с монитором внушительных размеров, изрисованная цифрами и стрелочками доска на стене…

Директор почти любого регионального водоканала средней руки заскучал бы уже при входе. Ни дорогущего мебельного гарнитура из кожи буйвола, ни золоченого орла – одним словом, тоска. Однако человеку за рабочим столом явно не скучно. Это генеральный директор Управляющей компании «Росводоканал» Антон Михальков, человек, который убежден в том, что региональные водоснабжающие предприятия в частных руках – это единственный путь к доступной чистой воде.

Антон Юрьевич, жители российских городов привыкли к тому, что вода в кранах есть всегда. Или почти всегда. Пусть зачастую сомнительного качества, но есть. Зачем вообще россиянам задумываться о том, как и откуда она в кране появляется?
Ответ очень простой - если оставить все как есть, то даже такого качества вода из крана исчезнет. И случиться это может очень скоро. В некоторых регионах с этой проблемой уже столкнулись. Вот, скажем, пример Оренбургского водоканала. Когда в 2003 году мы пришли в Оренбург и взялись за его водоканальное хозяйство, состояние сетей было крайне удручающим. Летом люди сидели без воды, потому что при повышении температуры воздуха до 25 градусов система не выдерживала и отключалась! Это было 13 лет назад - представьте, с какой катастрофой город бы столкнулся сейчас. Сегодня жителям Оренбурга не о чем беспокоиться - в их городе один из самых современных водоканалов в стране, которым управляет профессиональный менеджмент, обеспечивающий качественную услугу всем жителям города - бесперебойное водоснабжение и высокое качество воды. Но представьте, что происходит в других городах, где до сих пор работают по старинке.
А что происходит? Разве муниципальное предприятие не может быть эффективным?
Мы знаем массу примеров низкой эффективности работы муниципальных предприятий, поскольку принцип их деятельности в подавляющем большинстве случаев - административный. Нарушаются основополагающие принципы организации финансово-хозяйственной деятельности. Искусственно занижаются тарифы, копятся долги, инвестиционные средства зачастую направляются не на развитие, а на покрытие текущих расходов, ремонт сетей производится только в случае крайней необходимости. Про плановую модернизацию говорить не приходится. Показатели деятельности муниципального предприятия зачастую базируются на изначально искаженных параметрах. В конечном счете страдает потребитель - в целом ряде городов такая форма управления привела к критической ситуации.
Выходит так, что у муниципальных предприятий нет шансов выстроить эффективную схему хозяйствования на предприятиях?
Даже если попадется очень толковый директор муниципального «Водоканала», который захочет управлять предприятием так, как положено, вряд ли ему дадут это сделать - и людей, которые будут ему мешать, предостаточно. Это, в частности, представители так называемых региональных элит, которые зачастую непосредственно связаны с деятельностью водоканалов, вовлечены в этот бизнес. Для множества депутатов местных Заксобраний и городских Дум, имеющих свой бизнес, водоканал является одним из контрагентов, который формирует себестоимость. Поэтому, к сожалению, массовые запросы на получение льгот при подключении к сетям водоснабжения и водоотведения, потребление воды без достаточного учета и контроля - это обычное дело. Больше половины всех потерь, которые сегодня формируются у водоканалов за счет разницы между водой, поданной в сеть, и водой, поставленной потребителю, - это потери на незаконной врезке и подключении. Массовые случаи сокращения платы за подключение новых объектов и даже обнуление такой платы - это тоже российская действительность. За все в итоге платит рядовой потребитель. Это недопустимо.
Есть ли ясные критерии оценки эффективности муниципальных предприятий, чтобы понимать, где в первую очередь надо наводить порядок?
Ясных критериев нет, потому что в отличие от частных компаний деятельность муниципальных предприятий непрозрачная, результаты их деятельности оценить крайне сложно. Возможность объективной оценки «замазывают» дотации, внетарифные источники финансирования и прочие искусственные факторы. Маскировать проблемы местные власти могут долго, до тех пор, пока не накопится критическая масса и система даст сбой. Население это почувствует на себе моментально.
Кто тогда придет на помощь населению и захочет ли частный оператор связываться с регионом, где ситуацию запустили до такой степени?
Накопленные проблемы финансово-хозяйственной деятельности - это растущий нарыв, который все равно рано или поздно придется вскрывать. А после того, как его вскроешь хирургически, его нужно будет лечить. На мой взгляд, единственное правильное решение - своевременное привлечение частного оператора. Он принесет с собой умение эффективно управлять и эффективно тратить деньги, привлечет дополнительный инвестиционный ресурс. Этот ресурс позволит на начальном этапе покрыть дефицит средств, а затем на горизонте в 10 - 15 лет, при условии гарантий со стороны государства, со стороны муниципалитета и субъекта, эти деньги частный оператор постепенно и безболезненно для потребителей вернет из тарифа. Чем раньше проблемы будут выявляться, тем меньше потрясений для людей наступит в будущем, тем период реабилитации, то есть переход к эффективной модели управления предприятием, будет проще и менее чувствительным для людей.
Можно ли безболезненно для населения распутать клубок накопившихся проблем, достаточно ли для этого одних только денег?
Конечно, денег на всё сразу никогда не хватает. Секрет в том, чтобы лучшим образом использовать то, что у тебя уже есть, расставлять правильные приоритеты. Мы ставим во главу угла те мероприятия, которые приносят максимальный эффект, при этом стараясь оптимизировать расходы без потери качества. Например, мы проводим процедуры централизованных закупок - значительно выгоднее покупать материалы сразу для всех предприятий, входящих в систему «Росводоканала». От этого снова выигрывает конечный потребитель. Ну и, конечно же, очень важен коллектив, умения, знания, опыт людей, накопленные за годы работы. В нашем коллективе работает много людей, которые вышли из нефтяной отрасли. Между нефтяной отраслью и отраслью водоснабжения и водоотведения много общих проблем и много общих методов их решения. Существует целый ряд современных подходов, позволяющих снижать издержки и в то же время повышать эффективность.
«Росводоканал» — это целая сеть предприятий, что их всех объединяет?
Прежде всего, полная самоокупаемость - во всех семи регионах нашего присутствия бюджет не тратит ни копейки на поддержание деятельности водоканала. Предприятия своевременно платят налоги, оплачивают электроэнергию, соблюдают все отраслевые соглашения, коллективные договоры, выполняют свои социальные обязательства, вовремя и в полном объеме выплачивают заработную плату. У наших предприятий общие приоритеты. Повышение энергоэффективности, снижение аварийности, повышение качества воды.
Мы провели и продолжаем проводить работу по установке современных систем, позволяющих снижать энергопотребление, снижать затраты на электроэнергию. За время нашей работы удельные затраты на производство 1 кубометра воды сократились примерно на 30 - 35%. Мы последовательно работаем над снижением аварийности и над бесперебойностью поставки воды потребителю. Мы работаем над повышением качества воды, лабораторного контроля, строим новые предприятия по очистке питьевой воды и стоков. В городах нашего присутствия мы сейчас реализуем инвестпрограммы общим объемом 22 млрд. рублей.
Существует ли возможность снижения тарифов на воду для населения и какую роль в этом играет государство и частные операторы?
Залогом эффективности и сдерживания тарифов является возможность предприятий отрасли самостоятельно определять порядок расходования денежных средств, уже имеющихся в существующих тарифах, и возможность отчитываться не по объему потраченных денег, а по результату выполнения конкретных производственных и инвестиционных задач, по качеству конечного продукта. Это логично и разумно. Сейчас деньги, которые предприятие получает за счет тарифов, жестко делятся на две части: одна часть - для инвестиционной программы, другая - для производственной. Перетекание между ними невозможно.
Наша идея в том, что важно не количество потраченных денег, а что ты получил в качестве физического результата. Ведь для того, чтобы трубы не рвались, чтобы была чистая вода, абсолютно не важно, ушло на это 10 рублей или 8. Если выполнены те мероприятия, которые необходимы, и они дали конечный результат, то задача достигнута. Если оператор сумел на этом заработать деньги или правильно распределил имеющийся ресурс, то он молодец.

Действительно, звучит разумно. От чего зависит переход на такую разумную модель?
Это, прежде всего, зависит от того, каким образом регулируется отрасль, какие правила определяет государство и регулятор - Федеральная антимонопольная служба. ФАС сегодня только еще формирует свои подходы к тарифному регулированию отрасли. Мы считаем, что изменения назрели очень серьезные.
У «Росводоканала» накоплен большой практический опыт государственно-частного партнерства. В каких еще городах планируете его применить?
Государственно-частное партнерство эффективно в городах с населением примерно от 250 - 300 тысяч человек. Но если мы имеем качественный управленческий ресурс в каком-то крупном городе, то дальше этим ресурсом мы можем обеспечить управление водоканалов в населенных пунктах этого же региона, в которых живут 40, 50, 60, 70 тысяч человек. Создание «куста» управляемых предприятий - это тот подход, который позволит охватить качественным управлением 65 - 70% населения страны.
Все это звучит очень красиво, но есть один вопрос, который буквально висит в воздухе и возникает сразу, когда речь заходит о приходе частного оператора в регион: а вдруг попадется мироед и кровопийца, да как задерет тарифы! Насколько это вероятно?
Это невозможно, существует масса сдерживающих факторов и механизмов, чтобы не допустить даже появления такого вот «кровопийцы». Наша отрасль регулируемая, и существует большое количество государственных институтов, которые отвечают за контроль формирования тарифа, его ежегодный пересмотр, актуализацию. Минэкономразвития устанавливает целевые ориентиры, которые также применяются для установления ограничения платы граждан. Федеральная антимонопольная служба, как регулятор, сегодня очень серьезно и глубоко, вдумчиво и творчески относится к необходимости соблюдения баланса интересов ресурсоснабжающих организаций и потребителей.
Кроме ФАС, в каждом субъекте существует региональный регулятор - РЭК (Региональная энергетическая комиссия). РЭКи детально разбирают все обоснования, которые водоканалы закладывают в свои заявки при формировании тарифов, и прекрасно знают всю финансово-хозяйственную деятельность ресурсоснабжающих организаций. В ряде муниципалитетов, которым переданы полномочия по регулированию тарифов, есть департаменты, которые отвечают за тарифообразование. Одобрение повышения индексов роста платы граждан происходит на слушаниях в городских Думах. Так что волноваться не стоит - уровней контроля очень много.